употребление фразеологизма водить за нос

употребление фразеологизма водить за нос

Хворостовский Д. – Шум берез
продолжительность = 0.42 мин.

Хворостовский Д. – Что не белая береза
продолжительность = 0.42 мин.


БЕРЕЗА В РУССКОМ ЯЗЫКЕ И КУЛЬТУРЕ. ЧАСТЬ 1.

Берёза стоит на первом месте по количеству посвящённых ей строк русскими поэтами, причём поэты первой половины Х1Х в. чаще обращались к дубу и сосне, а со второй половины Х1Х в. начинается поэтический культ берёзы. Частое обращение русских поэтов, писателей, художников, композиторов к концепту берёза говорит о том, что он занимает важное место в языковом сознании русских людей и, следовательно, может претендовать на роль концепта русской культуры. Материалом для исследования стали фольклорные тексты, произведения А. Пушкина, А. Фета, С. Есенина, М. Цветаевой, А. Прокофьева, К Симонова, М. Бубеннова, А. Дементьева, А. Куинджи, М. Нестерова, В. Фельдмана.

Для выяснения основного лексического значения слова берёза обратимся к Словарю русского языка под редакцией С. И. Ожегова: Берёза – лиственное дерево с белой корой [8, с. 36].
Теперь рассмотрим этимологию слова. Берёза – слово общеславянского, индоевропейского характера (сравните латышское ВЕ^В, древнеисландское ВЛЕЫК, древненемецкое ВШКА). Общеславянское ВЕ^А восходит к индоевропейскому ВИЕЫЕО -суффиксальному производному от ВИЕЫ -светлый, ясный, образованному от того же корня ВИЕ – белый. Дерево названо по белому цвету коры. Но в ряде мест берёза означала дерево.

Так, В.И. Даль в своём словаре указывает, что в Питере берёзка обратилась в общее название всякого лиственного дерева [5, с. 83]. По сведениям Большой советской энциклопедии на территории России произрастает около 50-ти видов этого дерева, тогда как всего их более 100. Различают два основных вида белой берёзы – пушистую и бородавчатую с плакучими ветвями, словно девичьи косы. Это дерево, наиболее распространённое из лесных древесных пород на Руси, что подтверждают многочисленные топонимы и гидронимы: Берёзовка (до 10 рек), деревни Берёзовка, Березняки, Берёзовое, Березянка, Берёзки, Березенцы (есть почти в каждом районе и области, в Березово был сослан вместе с семьёй сподвижник Петра I А. Меньшиков). Обычны и русские фамилии, производные от слова берёза: Берёзкин (герой рассказа Ю. Нагибина Дети лепят из снега), Березовский, Березин, Берест.
Закономерно присутствие в русских устойчивых сочетаниях и фразеологических единицах наименования берёза: берёзовая каша, пень берёзовый, стройная как берёзка.
Народное творчество – это часть национальной культуры, а, по определению Ю. С. Степанова, концепт – это сгусток культуры в сознании человека, поэтому естественен наш интерес к народным обычаям, пословицам, загадкам, ибо они фиксируют человеческий опыт и отношение народа к берёзе.

Несмотря на исключительную распространенность и популярность берёзы ещё в древние времена, наименование её не нашло широкого отражения ни в русских пословицах и поговорках, ни в народных приметах (Берёза не угроза, где стоит, там и шумит. Услан берёзки считать (сослан в Сибирь). Коли берёза наперёд опушается, то жди сухого лета, а коли ольха – мокрого), ни в памятниках письменности древнерусского языка (впервые это слово встречается в Двинской грамоте ХУ в.: Се купи Павле Труфановичь у Григорья у Ивановича землю полъ полча высокого з березы на камень да до ручея). Дело в том, что древние народы, в том числе и славяне, поклонялись различным животным и растениям, которые считались священными, и называть их своими именами было нельзя. Анты (предки древних славян) почитали и поклонялись рекам и деревьям. Ещё в Х11-Х111 вв., да и позднее, у восточных славян сохранялась вера в священные деревья.

В славянской мифологии берёзу почитали, прежде всего, как символ русалок, берегинь – добрых, светлых, помогающих человеку духов (связаны со словами беречь, оберегать). Древний человек думал, что знаки добра, обереги отгоняют злых духов и защищают человека от лиха, беды, поэтому многие обереги делались из бересты, ветками берёзки украшали жилище, в некоторых областях у порога клали берёзовое полено.
Берёза считалась покровительницей юных дев. Не случайно на Руси сложили загадку, где берёза и девушка сливаются: Стоит Алёна, платок зелёный, тонкий стан, белый сарафан (берёзка) и устойчивое сравнение: стройная как берёзка. Берёза связана со сказаниями о Берендеевом царстве.
Есть сведения, что некоторые племена славян, жившие на территории западной России и Белоруссии, хоронили людей в бересте, может, поэтому берёза считалась вместилищем душ умерших [13, с. 164]. Не случайно на погостах, кладбищах (Ведь шумит такая же берёза Рубцов), на могилах солдат, которые погибли, защищая Россию, растут берёзы.
В давние времена год начинался не ёлкой, а берёзой. Название первого месяца года было березозол – апрель (от берёза и зол И сейчас в украинском языке сохранилось название березень, в чешском – брезен, в белорусском саковник от сок (в северных землях в это время берёзы не зеленели, а в них начиналось движение сока). Берёзовый новый год существовал до середины Х1У в., когда начало года перенесли на сентябрь, на время сбора урожая. Однако праздник берёзки остался, им отмечали окончание весенних полевых работ. Во время весеннего праздника Семика рубят берёзки, красят яйца в жёлтую краску, готовят караваи, сдобники. С рассветом молодёжь расставляла берёзки по домам, улицам, дворам, девушки надевали берёзовые веники. В Тульской губернии семицкая берёза называлась кумою, а в замо-сковских селениях мужчину с берёзкой в руках называют кумом, а девицу в венке кумою. В старину старики хаживали встречать Семик на могилах родителей, отсюда молодёжь отправлялась в рощи завивать венки из берёз, кумились, крестили кукушку, сестрились, меняясь крестами, вокруг берёзы водили хороводы, пели: Во поле берёза стояла, 347-348]. Во многих местах семицко-троицкий праздник заканчивался тем, что развитую берёзку срубали, бросали в воду или рожь. Берёзка должна была передать свою растительную силу земле или воде. Сегодня праздник берёзки сохраняется в отдельных деревнях России, в троицу многие люди идут в берёзовые рощи, парки, чтобы посидеть под берёзой, православные храмы в этот большой праздник украшаются зелёными ветками берёз. Девичьи хороводы вокруг берёзки легли в основу всемирно известного хореографического ансамбля Берёзка.

С этим деревом издревле связаны многие народные обычаи. Так, существовал красивый свадебный обряд, по которому в день свадьбы для невесты ставили берёзку, увитую лентами, которая получала название краса. Невеста пряталась за красу, когда приезжал жених, он должен был выкупать и невесту, и красу. Интересна ещё одна роль берёзы в свадебных обрядах: если девушка была согласна выйти замуж, она передавала свахе ветку берёзы, а если отказывала, то посылала ветку сосны, ели, дуба. До сравнительно недавнего времени фразеологизм берёзовая каша имел два значения, связанные с ритуалами: 1) весенняя обрядовая каша с берёзовыми почками на праздник берёзки; 2) ритуальное битьё [5, т. 1, с. 83]. Сегодня первое значение почти утрачено, а второе используют в речи в изменённом виде.

Пожалуй, берёза занимала ни с одним деревом не сравнимое место в жизни русского человека, о чём свидетельствуют загадки, дошедшие до нас: Есть дерево об четыре дела: первое дело – мир освещает, другое дело – крик утешает, третье дело – больных спасает, четвёртое дело – чистоту соблюдает (лучина, дёготь для колеса, березовый сок., веник). С одного дерева да четыре угодья: первое – от темной ночи свет, второе – некопаный колодец, третье – старому здоровье, четвёртое – разбитому связь (лучина, сок, веник и береста). Мудрые загадки народа говорят о той роли, которую играла берёза в жизни русского человека: из берёсты делали посуду, лукошки, плели лапти, которые носили повсеместно крестьяне ввиду их дешевизны. Её использовали в древности как материал для письма, особенно на русском Севере. До нас дошли берестяные грамоты Новгородские, поэтому берёсту называют русским папирусом.
Берёзовые дрова согревали в лютые морозы, а веник из берёзы считается лучшим для паренья в русских банях: он от усталости и болезней избавляет. В Древней Руси побеждённые племена даже платили дань берёзовыми вениками. Византийский историк Прокопий Кесарийский (около 500565 гг.) писал, что баня сопровождала древних славян всю жизнь: здесь их омывали в день рождения, перед свадьбой и после смерти. Немецкий учёный Адам Олеарий (1603-1671) в своём Описании Московии сообщал, что на Руси нет ни одного города, ни одной деревни без парной бани, где русские могут выносить чрезвычайный жар, они велят себя бить разгорячёнными берёзовыми вениками.
Весной в берёзовых лесах собирали сок, очищающий кровь и восстанавливающий силы после долгой зимы, а летом подберёзовики.
Прутья берёзы гибкие, поэтому многие века их использовали для назидания непослушных: Берёза ума даёт. Сотворил Бог дурака, сотворил и берёзу. Накормить берёзовой кашей (о розгах).
Ещё в старину были широко известны лечебные свойства берёзы: вешние почки, настой из берёзовых листьев, берёзовый гриб-чага.
Исходя из этимологии и народного творчества, можно предположить, что в генетической памяти русских заложен следующий код берёзы, которая не только согревала, освещала, мыла, лечила, но и украшала жизнь русского человека. Однако это историческое ядро постоянно дополняется.

При употреблении концепта берёза в произведениях разных авторов он приобретает дополнительные семантические признаки. Прежде всего, концепт берёза ассоциируется с известным хрестоматийным стихотворением Сергея Есенина Берёза 1913 г.

Белая берёза Под моим окном Принакрылась снегом,
Точно серебром.
На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.
И стоит берёза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.
А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

Ключевыми словами и словосочетаниями стихотворения следует считать: белая берёза, принакрылась снегом, на пушистых ветках, белой бахромой, в сонной тишине, в золотом огне, а заря лениво, серебром. Они позволяют увидеть в стихотворении белую берёзку под окном в сонной тишине, украшенную белой бахромой и снежным серебром.
Лирический герой любуется берёзой под своим окном в час утренней зари, когда горят снежинки золотым огнём, а снег на ветках лежит каймой и бахромой, не потревоженный в ранний час ни птицей, ни человеком, ни ветром. Образ берёзы, принакрытой снегом, создаёт атмосферу созерцательности, задумчивости. Ощущение замедленности, приглушённости ярких и активных проявлений жизни создаётся в стихотворении особой лексикой (стоит, принакрылась, в сонной тишине, лениво обходя кругом) и цветовой гаммой (белый, серебряный, золотой). Концепт берёза, вынесенный в название стихотворения, уточняется в первой строчке – белая берёза – и вновь повторяется в третьей строфе. Для Есенина берёза – символ родной земли, дома, поэтому она и стоит под его окном. С образом берёзы у поэта связаны самые тёплые воспоминания о доме, семье, матери.
С концептом берёза в стихотворении С. Есенина связаны особая музыкальность, метафоричность образов, цветовые и звуко
вые ощущения погружения в бело-серебряное царство тишины.

Похожий образ любимого дерева зимой создал Афанасий Фет в стихотворении Печальная берёза (может, есенинское стихотворение было навеяно прочтением стихотворения А. Фета, а может зимняя берёза вызвала у разных поэтов, живших в разное время, похожие ассоциации):

Печальная берёза
У моего окна.
И прихотью мороза
Разубрана она.
Как гроздья винограда,
Ветвей концы висят, –
И радостен для взгляда
Весь траурный наряд
Люблю игру денницы
Я замечать на ней,
И жаль мне, если птицы
Стряхнут красу ветвей.

Уже в названии стихотворения выражен мотив грусти, печали. Весёлая весенняя и летняя берёзка зимой печальна, несмотря на то, что разубрана морозом, и её новый наряд радостен для взгляда, особенно если в нём играют лучи денницы. И всё же сквозь пушистые, переливающиеся на солнце ветви берёз чувствуется светлая печаль, которую поэт подчёркивает словом траурный наряд. Спит природа зимой, спит в новом наряде и берёзка под окном в ожидании весны.

В 1828 г. А. С. Пушкин пишет стихотворение Ещё дуют холодные ветры, в котором описывает начало весны, пробуждение природы после долгого зимнего сна, и в этой картине поэт создаёт народно-поэтический образ берёзы, используя постоянный эпитет кудрявая, уменьшительно-ласкательный суффикс (листочки), повтор предлога у: Скоро ль у кудрявой у берёзы Пушкинская берёзка молода, весела.

Именно такой видит берёзку и поэт Александр Прокофьев в стихотворении Люблю берёзку русскую:
Люблю берёзку русскую,
То светлую, то грустную,
В белом сарафанчике,
С платочками в карманчиках,
С красивыми застёжками,
С зелёными серёжками.
Люблю её, заречную,
С нарядными оплечьями,
То ясную, кипучую,
То грустную, плакучую.
Люблю берёзку русскую,
Она всегда с подружками
Весною хороводится,
Целуется, как водится,
Идёт, где не горожено,
Поёт, где не положено,
Под ветром долу клонится
И гнётся, но не ломится!

В стихотворении условно можно выделить две части, каждая из которых начинается доминантным словосочетанием – берёзку русскую, – отражающим восприятие А. Прокофьевым этого дерева. Для него берёза прежде всего символ России. Поэт открыто говорит о своей любви к русской берёзке, светлой, кипучей и грустной, плакучей. В отличие от фетовской и есенинской спящей белой берёзы, перед нами весёлое, светлое деревце с зелёными серёжками, с красными застёжками, в белом сарафанчике, которую можно встретить везде: в поле, у реки. Это дерево любимо и почитаемо русским народом, о чём свидетельствует вторая часть стихотворения, где поэт вспоминает праздник берёзки, когда девушки водили хороводы вокруг неё, кумились, пели песни, плели, сидя под берёзкой, венки. Образ берёзки – России приобретает дополнительный семантический признак, когда читаешь заключительные строки стихотворения: Под ветром долу клонится и гнётся, но не ломится! Они объясняют, почему именно берёза стала символом России: на долю нашей страны, её народа выпало немало испытаний, но не сломили Русь, не покорили её великий народ, так и стройная, хрупкая на вид берёза клонится под ветром к земле, но не ломается.
Прокофьев неоднократно в своём творчестве обращался к образу России, и всегда родина ассоциировалась с белоногими пущами берёз, со светлой и грустной русской берёзкой. В 1945 г. А. Прокофьев пишет стихотворение, в котором концепт берёза осмысляется по-новому:

У края дороги, от милых подружек в сторонке,
Склонилась берёзка над омутом чёрной воронки.
Над омутом свесились кос изумрудные пряди.
Увидев, что плачет берёзка, я обнял её, и погладил,
И тихо сказал ей: Не плачь, дорогая, не надо,
Ты радость большого, войной потрясённого сада.
Пройдут и прокатятся годы, и, может, забудешь о лихе,
Ты, свете мой тихий, мой тихий!

В этом поэтическом произведении берёзка, склонённая над омутом чёрной воронки ассоциируется с женским образом: свесились кос изумрудные пряди, плачет берёзка, не плачь, дорогая. Не случайна эта ассоциация: берёзы красивы и стройны, как девушки, белы и чисты, как невесты (ср.: М. Цветаева берёзы-девственницы), поэтому её на Руси считали покровительницей красных девушек, наши прадеды называли берёзу светлым, тёплым деревом и из её бересты делали обереги. Какие бы испытания ни ложились на женские плечи, душа славянки остаётся светлой, доброй, тихой, так и берёзка у края дороги осталась радостью большого, войной потрясённого сада. Они для поэта свет мой тихий.

Сергеева О.В.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ЗАВТРА В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ

1 Comment

  1. Эт да, батька меня в детстве все грозился березовой кашей накормить))

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *